Зеркало в Мюнхене

Новинки
 
Ближайшие планы
 
Книжная полка
Русская проза
ГУЛаг и диссиденты
Биографии и ЖЗЛ
Публицистика
Серебряный век
Зарубежная проза
Воспоминания
Литературоведение
Люди искусства
Поэзия
Сатира и юмор
Драматургия
Подарочные издания
Для детей
XIX век
Новые имена
 
Статьи
По литературе
ГУЛаг
Эхо войны
Гражданская война
КГБ, ФСБ, Разведка
Разное
 
Периодика
 
Другая литература
 
 
Полезные проекты
 
Наши коллеги
 
О нас
 
 
Рассылка новостей
 
Обратная связь
 
Гостевая книга
 
Форум
 
 
Полезные программы
 
Вопросы и ответы
 
Предупреждение

Поиск по сайту


Сделать стартовой
Добавить в избранное

Архив:

24 ноября 2005
22 декабря 2005
15 января 2006
19 февраля 2006
22 марта 2006
2 мая 2006
4 июня 2006
15 июля 2006
27 августа 2006
6 сентября 2006
21 сентября 2006
11 октября 2006


Жизнь, на мой ничтожный взгляд,
устроена проще, обидней и
не для интеллигентов.

Михаил Зощенко


Здесь вы можете познакомиться с русской и зарубежной прозой, а также стихами, статьями, очерками, биографиями, интервью. Наша цель — вернуть читателю забытые имена, или познакомить с малоизвестными авторами, которые в силу сложившихся обстоятельств вынуждены были покинуть СССР и были преданы забвению. А также литературу широко известных авторов, произведений которых пока в интернете нет. Наше кредо: прочел хорошую книгу — поделись с ближним.


НОВИНКИ

1 ноября 2006

  • Анна Политковская — книга "Вторая Чеченская"
  •       Кто я такая? И почему я пишу о второй чеченской войне?
          Я журналистка. Работаю спецкором столичной "Новой газеты", и это единственная причина, почему я увидела войну,— меня послали ее освещать. Поэтому я езжу в Чечню каждый месяц, начиная с июля 1999 года. Естественно, исходила всю Чечню вдоль и поперек...
          Люди часто спрашивают одно и то же: "А зачем вы всё это пишете? Зачем нас пугаете? Зачем это нам?"
          Уверена, так надо. По одной простой причине: мы современники этой войны, и все равно нам отвечать за нее...
          И тогда не отговоришься классическим советским: мол, не был, не состоял, не участвовал...
          Так знайте же.
          И вы будете свободны от цинизма.
          И от расизма, в вязкий омут которого все более скатывается наше общество.
          И от скоропалительных и страшных личных решений о том, кто есть кто на Кавказе, и есть ли там сегодня вообще герои...
          (От автора)

  • Пётр Гнедич — "Книга жизни. Воспоминания. 1855-1918"
  •       Петр Петрович Гнедич — русский прозаик, драматург, переводчик, историк искусства, театральный деятель.
          Книга воспоминаний — это хроника целых шестидесяти лет предреволюционной литературно-театральной жизни старого Петербурга и жизни самого автора, богатой впечатлениями, встречами с известными писателями, художниками, актерами, деятелями сцены.
          Живо, увлекательно, а порой остроумно написанные мемуары, с необыкновенным обилием фактических деталей и характерных черточек ушедшей эпохи доставят удовольствие читателю.
          (Аннотация издательства)

  • Владимир Рыбаков — роман "Тавро"
  •       "Вот Коробов, хороший в общем человек. Мальцев знавал этого директора совхоза. Его совхоз — треть Франции. Сам Коробов из крестьянской семьи, голодал в детстве, затем кормился с отцовского приусадебного участка. Ну как забыть: кончалась не обозримая глазом государственная земля — пшеница на ней едва-едва закрывала колено; начинался участок отца — там в пшенице мог, не сгибаясь, спрятаться взрослый человек. Став чиновником, Коробов стал совершенно искренне расхваливать преимущества коллективной собственности. И искренне ругал крестьян за лень, и искренне не видел того, что видел раньше, — богатых результатов труда человека, работающего на себя. Коробов в конце сороковых годов с чистой совестью расстреливал за экономический саботаж, чтобы в конце пятидесятых с той же непомраченной совестью жалеть о перегибах времен „культа личности". Мальцев хорошо его помнил, хорошего человека, совсем, по сути, незлобивого".
          (Фрагмент)

  • Михаил Кольцов — "Избранное"
  •       "Мы увиделись с директором биржи труда. Сеньор Эгочиага сначала предложил московскому гостю завтрак. На первое была подана закуска — сардины, анчоусы, салат, редиска, зеленые оливки, морские рачки; на второе — рис по-валенсийски, с кусочками мяса, красным перцем и ракушками; на третье — омлет со спаржей и с томатным соусом; на четвертое — гибралтарский омар, отваренный с солью, лавровым листом, и майонез; на пятое — телячье фрикандо с капорцами; на шестое — копченая грудинка без ничего; на седьмое — свежие вишни, инжир и бананы; когда после этого подали сыр и кофе, хозяин покосился на слегка выпученные глаза гостя и принес извинение за скромность и невзыскательность завтрака.
          — Я полагаю, что писателю из пролетарского государства мы не должны пускать пыль в глаза. Чем я сам питаюсь каждодневно, тем и вас угощаю. Мы, социалисты Севильи, не только в теории, но и в жизни — простые демократические люди. Если вы голодны, мы могли бы потом пообедать по-севильски — всерьез, в знаменитом отеле «Бывший Альфонс Тринадцатый»."
          (Фрагмент)

  • Карл Шпиндлер (Германия) — роман "Царь Сиона"
  •       Карл Шпиндлер (1796—1855) — немецкий писатель, автор романов "Бастард", "Еврей", "Иезуит", "Инвалид" и др. Долгое время немцы называли его своим Вальтером Скоттом. В романе "Царь Сиона" автор, ничего не сочиняя, правдиво, как очевидец, рассказывает о событиях жестокого 16 века, событиях "реформациониой эпохи", которая была, по сути дела, одной из величайших революций, откровение новой религии, новое умственное течение, а также переворот политический и экономический. Книга рассчитана на широкий круг читателей.
          (Аннотация издательства)

  • Эса ди Кейрош (Португалия) — "Избранные произведения", Том второй
  •       Во второй том вошел роман-эпопея «Семейство Майа», рассказывающий о трех поколениях знатного португальского рода и судьбе талантливого молодого человека, обреченного в современной ему Португалии на пустое, бессмысленное существование; и новеллы "Жозе Матиас", "Совершенство", "Цивилизация".

  • Лидия Гинзбург — книга "О лирике"
  •       В этой книге я не пытаюсь ставить вопрос о том, что такое лирика вообще; вопрос, который может решаться — в плане чистой теории или исторической поэтики — лишь на многовековом сравнительном материале. Задача здесь другая — рассмотреть в их исторической перспективе ряд проблем, живых для нашей литературной современности. На протяжении векового периода истории русской лирической поэзии (от начала девятнадцатого века по десятые голы двадцатого) я останавливаюсь на тех узловых, переломных моментах, когда именно лирика привлекала внимание читателя и имела решающее значение в русском литературном процессе.
          В каждой из глав преобладает некая проблема или группа проблем, и в этой связи лирика Пушкина, Лермонтова, Баратынского, Тютчева, Блока и других поэтов рассматривается не монографически, но в определенных теоретических аспектах.
          (Из введения)

  • Людмила Петрушевская — сборник рассказов и пьес "Изменённое время"
  • Ион Деген — книга "Иммануил Великовский"


Дизайн и разработка © Титиевский Виталий, 2006
Администрирование © «Im Werden», 2006