Новинки
 
Ближайшие планы
 
Архив
 
Книжная полка
Русская проза
Зарубежная проза
ГУЛаг и диссиденты
КГБ
Публицистика
Серебряный век
Воспоминания
Биографии и ЖЗЛ
Литературоведение
Люди искусства
Поэзия
Сатира и юмор
Драматургия
Подарочные издания
Для детей
XIX век
Новые имена
 
Статьи
По литературе
ГУЛаг
Эхо войны
Гражданская война
КГБ, ФСБ, Разведка
Разное
 
Периодика
 
Другая литература
 
 
Полезные проекты
 
Наши коллеги
 
О нас
 
 
Рассылка новостей
 
Обратная связь
 
Гостевая книга
 
Форум
 
 
Полезные программы
 
Вопросы и ответы
 
Предупреждение

Поиск по сайту


Сделать стартовой
Добавить в избранное

Рубен Давид Гонcалес Гальего

Олег Греченевский. Публицистика

Жизнь, на мой ничтожный взгляд,
устроена проще, обидней и
не для интеллигентов.

Михаил Зощенко

Я убеждён в том, что любое искусство, литература —
прежде всего, существуют для того, чтобы давать
людям надежду, помогать им жить.

Анатолий Приставкин


Здесь вы можете познакомиться с русской и зарубежной прозой, а также стихами, статьями, очерками, биографиями, интервью. Наша цель — вернуть читателю забытые имена, или познакомить с малоизвестными авторами, которые в силу сложившихся обстоятельств вынуждены были покинуть СССР и были преданы забвению. А также литературу широко известных авторов, произведений которых пока в интернете нет. Наше кредо: прочел хорошую книгу — поделись с ближним.


НОВИНКИ

10 июня 2007

  • Ирина Одоевцева — воспоминания "На берегах Сены"
  •       "Нет, мне в жизни иногда безумно везло. Вот и академиком в тридцать лет стал. Как мне вся писательская братия завидовала, как злилась. Особенно Куприн. В голос выл от обиды. Раз, когда мы с ним в ресторане сильно выпили, он весь затрясся, побледнел и вдруг свистящим шепотом сказал: «Уйди от меня. Ненавижу тебя. Уйди, а то задушу!» Встал из-за стола, коренастый, руки длинные, и смотрит на меня с чисто звериной ненавистью. Не человек — медведь разъяренный. Действительно может задушить. Я подозвал лакея, расплатился и, не прощаясь с ним, молча вышел. Потом мы с ним при встречах отворачивались друг от друга. А через год приблизительно опять сошлись. Он забыл. И все пошло по-старому.
          — Неужели он действительно мог вас задушить, Иван Алексеевич?
          — А еще бы! Он настоящий зверь, особенно во хмелю. Через несколько лет он первой жене своей, рассердившись на нее, облил одеколоном платье и поджег. Еле затушили. Но я его все-таки любил. И он меня. Только простить мне не мог моего превосходства над ним. И что я академик. Злился даже, что я ему «покровительствовал» и помогал. Но, в общем, мы с ним до конца, до того как его «шкуру дохлого медведя» его вторая жена продавать в Москву повезла, мы с ним дружили. Виделись. Он бывал у меня, правда, редко. Ругался он виртуозно. Как-то пришел он ко мне. Ну, конечно, закусили, выпили. Вы же знаете, какая Вера Николаевна гостеприимная. Он за третьей рюмкой спрашивает: «Дамы-то у тебя приучены?» К ругательству, подразумевается. Отвечаю: «Приучены. Валяй!» Ну и пошел, и пошел он валять. Соловьем заливается. Гениально, ругался. Бесподобно. Талант и тут проявлялся. Самородок. Я ему даже позавидовал."
          (Фрагмент)

  • Сборник воспоминаний "Реабилитирован посмертно"
  •       В первый и второй выпуски сборника включены опубликованные в периодической печати в последние годы материалы, рассказывающие о трагических судьбах миллионов советских людей, в том числе видных деятелей партии, крупнейших военачальников, ученых, врачей, представителей творческой интеллигенции, подвергшихся репрессиям, об атмосфере беззакония, в которой проходили судебные процессы тридцатых годов.
          Сюда вошли также обзорные статьи, посвященные заседаниям Пленумов Верховного Суда СССР по рассмотрению реабилитационных дел в отношении лиц, незаконно репрессированных во времена культа личности Сталина.
          Для широкого круга читателей.
          (Аннотация издательства)

    * * *

          "В августе 1937 года нас погрузили в трюмы корабля «Кулу», и мы поплыли на неведомую, страшную по рассказам, необжитую Колыму — край, где героическими усилиями геологов экспедиции Билибина, Цареградского, Раковского и других было найдено несметное богатство — золото. После 11-дневного плавания корабль пришвартовался к примитивному пирсу бухты Нагаева. Нас выгрузили и повели вдоль скалистого крутого берега вверх, к будущему городу Магадану. Магадан — это вечный памятник его первым строителям — заключенным, коммунистам и беспартийным мрачных 1937-1938 годов. Здесь нас встретили как рабочих, нужных людей для большой стройки и для добычи крайне нужного стране золота."

    * * *

          "Убиты были известные на всю Россию еще до революции «сатириконовцы» Аркадий Бухов и Илья Василевский (псевдоним «He-буква»); друг Ахматовой, Гумилева, акмеист Владимир Нарбут. Известнейший в 30-е годы критик и теоретик литературы Александр Воронский. Известнейший основоположник рабочей поэзии, директор Института труда Алексей Гастев. Глава РАППа Леопольд Авербах. Рапповские критики Илларион Вардин, Сергей Динамов, Алексей Селивановский. Прозаики Глеб Алексеев, Сергей Буданцев, Иван Васильев, Александр Завалишин, Виктор Кин, Сергей Клычков, Иван Касаткин, Иван Катаев и многие, многие другие. Поэт Владимир Кириллов, известный даже сегодняшнему поколению, потому что его в знаменитой статье «Как делать стихи» цитировал Маяковский. Василий Князев, автор знаменитой, любимой Лениным «Песни Коммуны», умер в 38-м году на Колыме. Крестьянский поэт Петр Орешин, то будущее нашей крестьянской поэзии, в которое верил Есенин. Крестьянский же поэт Иван Приблудный. Футурист Сергей Третьяков. Необычайно интересная фигура, в разных жанрах работал; его пьесы с огромным успехом шли в т.н. трамах, театрах рабочей молодежи. Драматург, директор Малого театра Сергей Амаглобели.
          (Фрагменты)

  • Александр Никитенко — "Дневник" (том первый)
  •       Александр Васильевич Никитенко (1804-1877) — крепостной, домашний учитель, студент, журналист, историк литературы, цензор, чиновник Министерства народного просвещения, дослужившийся до тайного советника, профессор Петербургского университета и действительный член Академии наук.
          «Воспоминания и Дневник» Никитенко — уникальный документ исключительной историко-культурной ценности: в нем воссоздана объемная панорама противоречивой эпохи XIX века.
          «Дневник» дает портреты многих известных лиц — влиятельных сановников и министров (Уварова, Перовского, Бенкендорфа, Норова, Ростовцева, Головнина, Валуева), членов императорской фамилии и царедворцев, знаменитых деятелей из университетской и академической среды. Знакомый едва ли не с каждым петербургским литератором, Никитенко оставил в дневнике характеристики множества писателей разных партий и направлений: Пушкина и Булгарина, Греча и Сенковского, Погодина и Каткова, Печерина и Герцена, Кукольника и Ростопчиной, своих сослуживцев-цензоров Вяземского, Гончарова, Тютчева.
          (Аннотация издательства)

  • Елена Трегубова — книга "Байки кремлевского диггера"
  •       Теперь, когда среди кремлевских журналистов о президенте Путине уже принято писать почти как о покойнике — или хорошо, или никак, — я и решила рассекретить свои диггерские файлы и рассказать то, что раньше оставалось в сейфе не для печати. И попробовать разобраться: как могло случиться, что молодая властная элита, медиамагнаты и даже сами российские журналисты так легко согласились расстаться со свободой СМИ. А вместо воплощения великих надежд на великие преобразования моя страна вдруг опять незаметно очутилась на пороге авторитаризма.
          (Из предисловия)

  • Дмитрий Быков — публицистика "Вместо жизни"
  •       "К столетию Шолохова готовятся в России бурно. В станице Вешенской назревают грандиозные юбилейные мероприятия, апофеоз которых придется, знамо, на 24 мая. Планируется выпуск десятитомника, куда не войдет, правда, ни одного нового текста — не обнаружены они, как и тот легендарный фрагмент из «Они сражались за Родину» (про тридцать седьмой), который Шолохов якобы написал в семидесятые, да сам же и уничтожил. С другой стороны, именно к юбилею появится наконец книга Зеева Бар-Селлы (Владимира Назарова) о подлинных авторах шолоховского наследия — Вениамине Краснушкине, Константине Каргине и Андрее Платонове. Краснушкин (более известный под псевдонимом Виктор Севский) был расстрелян ЧК в 1920 году, тридцати лет от роду, а роман его (называвшийся вроде как «Донская волна», как и редактируемая им газета) в незаконченном виде достался Шолохову. Бар-Селла вполне аргументированно доказывает, что Краснушкин является автором двух первых и половины третьей книги романа. Версия убедительная, да и отрывки из статей Севского, приводимые исследователем, написаны очень хорошо — уж как-нибудь получше довольно сусальных рассказов Ф.Крюкова, которому «Тихий Дон» приписывается в статьях Солженицына и Томашевской. Загвоздка в одном — первый и второй тома «Тихого Дона» как раз довольно слабы по сравнению с третьим и в особенности с четвертым. Самое мощное, что есть в романе,— вторая половина третьего тома: бегство Григория с Аксиньей, скитания по чужим углам и могучий, страшный четвертый том, где вся жизнь героев уж вовсе летит под откос. Так что даже если Шолохов и украл начало своего романа, вторую его половину должен был писать кто-то никак не менее талантливый. А речь там идет о событиях, которые Севскому не были известны: роман доведен до 1922 года."
          (Фрагмент)

  • Борис Екимов — "Малая проза в «Журнальном зале»" (1993-2006)
  • Олег Греченевский — книга "Истоки нашего «демократического» режима" (часть седьмая)
  •       "Давно пора поговорить о шпионских мафиях на более конкретных примерах. Начнем с “европейской мафии”, как более актуальной. Предлагается список из 42 кратких биографий с комментариями. Этот список охватывает едва ли десятую часть всех “европейцев”. Но задача “вывести всех на чистую воду” нами не ставилась, сейчас важнее понять общую картину – кто захватил власть над страной…"
          (Вступление)

  • Ольга Бондаренко — сборник поэзии "Зелёный дождь"
  • Догнать. Вернуть.
    Бежать по следу.
    Убить разлуку, как врага.
    А после — праздновать победу,
    Как празднует весну тайга.
    Совсем не задавать вопросов
    И не заглядывать вперёд,
    А просто ринуться с откоса
    Туда, куда судьба зовёт.
    И за одно дыханье рядом
    Совсем легко полезть в петлю.
    Вступить в единоборство с адом.
    Вот так, я, Господи, люблю!

  • В 2005 году вышла в свет новая книга Рубена Гальего «Я сижу на берегу...». Более полную информацию можно получить на авторском сайте писателя
  • Дина Рубина: "Вся моя жизнь и книги — сплошные угрызения совести" в сайте "Sem40"
  • Дмитрий Орешкин: "Кусочки славы" в журнале "Новое время"
  • Игорь Свинаренко: "ЖЖ 1942 года: Модные солдатские мемуары" в проекте "Газета.ру"
  • Статья "Кто стоит за "хакерами-патриотами"?" на портале "Права человека в России" (Hro.org)

Rambler's Top100
Дизайн и разработка © Титиевский Виталий, 2005-2007.
MSIECP 800x600, 1024x768