Олег Греченевский

 

 

ИСТОКИ НАШЕГО “ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО” РЕЖИМА – 28-я часть

 

 

Мы остановились на том, как к концу 1998 года блок Примакова-Маслюкова, т.е. союз московского и чубайсовского кланов, отобрал у клана Березовского почти все высокие посты и почти полностью захватил власть над страной. Продолжим наше повествование дальше.

 

ПАДЕНИЕ ПРАВИТЕЛЬСТВА ПРИМАКОВА

 

В конце 1998 года полное господство “объединенной оппозиции” было уже почти везде: в правительстве России, в Госдуме, в Совете Федерации…

 В силовых структурах под полным контролем этой “оппозиции” были тогда:

 1. ФСБ – там руководил Путин из чубайсовского клана.

 2. МВД – министр Степашин из московского клана.

 3. СВР – директор Трубников, соратник Евгения Примакова.

 И лишь министерство обороны тогда возглавлял Игорь Сергеев, которого все аналитики считают ставленником “семьи”.

 Но “семейному клану” было тогда мало толку от министра Сергеева: он был слишком осторожным и в большую политику вообще не лез. А по чисто военным вопросам у маршала Сергеева был в министерстве обороны мощный противовес в лице начальника Генштаба Квашнина.

 Анатолий Квашнин, наоборот, был очень энергичен – и лез всюду! Генерал Квашнин даже позволял себе открыто противостоять своему прямому начальнику - министру Сергееву (совершенно невообразимая вещь для любой армии!).

 Еще в 1994 году генерал Квашнин показал свою воинственность – некоторые наши генералы отказались тогда возглавить военную группировку в Чечне, а Квашнин с радостью согласился участвовать в этой авантюре. Правда, генералу Квашнину не дали тогда как следует повоевать: он был снят c поста командующего уже 1 февраля 1995 года – за провал новогоднего штурма города Грозного. Но сейчас в России генералов ценят не за умение воевать, а за усердие и преданность кремлевской мафии – поэтому карьера генерала Квашнина успешно продолжалась и после этого катастрофического провала: 19 июня 1997 года его назначили начальником Генштаба Вооруженных Сил России.

 Следующая военная авантюра генерала Квашнина прошла уже очень удачно – он прославился на всю страну в июне 1999 года, когда организовал знаменитый бросок наших десантников на Приштину: наши опередили тогда войска НАТО и успели захватить важный военный аэродром в Косово. Если кто-то думает, что это была акция по защите православных братьев-славян, то совершенно напрасно: албанские боевики встретили наших “миротворцев” без всякой вражды и даже радушно - поскольку Приштина с этого момента стала самой важной перевалочной базой по доставке (с помощью нашей военной авиации) афганского героина в Европу…

 Важную роль в этой “миротворческой” операции сыграла тогда банда Филина из чубайсовского клана – она помогла наладить контакты с руководителями косовских боевиков и организовала оптовые поставки героина.

 Также многие аналитики подчеркивают, что военной операцией в Косово руководил чуть ли не один начальник Генштаба Квашнин – министр обороны Сергеев будто бы ничего даже не знал о подготовке этой секретной операции! Это конечно, только легенда – но она появилась не на пустом месте…

Не совсем понятно, зачем генерал Квашнин вообще влез в эти косовские дела – ведь он из московского клана, на это однозначно указывает его активное участие в первой афганской войне и некоторые другие моменты его биографии. Возможно, что в июне 1999 года еще просто не было полного разрыва отношений между московским кланом и чубайсовцами.    Ведь московский клан никакой видимой выгоды от нашей военной базы в Приштине так и не получил – этим наркотраффиком сразу же завладел клан Чубайса… Выходит, что генерал Квашнин полез в Косово только для того, чтобы проявить свой патриотизм перед Кремлем – и чтобы пролезть потом в министры обороны России… Он бы и стал министром, все необходимые для этого качества у Квашнина есть – если бы он правильно выбрал чекистскую мафию, на которую ему надо было работать! Путинский режим, впрочем, отнесся к генералу Квашнину очень снисходительно – Квашнин занимал пост начальника Генштаба до июля 2004 года, когда других “московских” давно выкинули к тому времени с таких высоких постов.

 Даже министру обороны Сергееву не дали так долго засидеться на своей должности, хотя он был из союзного для питерских чекистов “семейного клана” – уже летом 2001 года его заменили на чекиста Иванова. У маршала Сергеева не играл так горячий патриотизм в жилах, как у генерала Квашнина – Сергеев был из Ракетных войск стратегического назначения, там больше ценится хладнокровие и выдержка, а не патриотические порывы…  

 

 Мы можем сделать такой краткий вывод из всей этой информации: в руководстве силовых структур России осенью 1998 года у “семейного” клана не было никакой серьезной поддержки. Все, за что тогда цеплялся этот чекистский клан в борьбе за существование – это были президент Ельцин, его “семья” и Администрация Президента.

 

 7 декабря 1998 года “оппозиция” захватила в свои руки также руководство Администрации Президента: вместо Валентина Юмашева новым руководителем АП был назначен Николай Бордюжа из московского клана. Наступление объединенной “оппозиции” продолжалось!      

 

Президент Ельцин 17 января 1999 года опять спрятался от греха подальше в больницу и не вылезал оттуда до весны (до 18 марта 1999 года).

 

 Казалось бы, Примакову и Маслюкову оставалось только арестовать “семейных” олигархов – и все, на этом “антинародному режиму” Ельцина пришел бы конец! Причем сделать это было совсем нетрудно, учитывая, что генпрокурор Скуратов работал на московский клан… А когда президент Ельцин остался бы совсем один, без Абрамовичей и Березовских – то с ним можно было бы сделать все, что угодно…

 

 2 февраля 1999 года началась охота на “семейных” олигархов: прошли обыски в офисе “Сибнефти” и в других структурах империи Березовского, был разгромлен его подслушивающий центр (знаменитая фирма “Атолл”)…

 Но московскому клану тогда так и не удалось посадить Бориса Березовского. Хотя уже и ордер на его арест был выписан Генеральной прокуратурой (6 апреля 1999 года) – но ничего из этого не вышло.

Причина этого поражения московского клана известна: у “семейных” олигархов вдруг отыскался мощный заступник – директор ФСБ Путин из чубайсовского клана. Когда “семейные” попытались в целях самообороны от Генпрокуратуры использовать известный компромат на генпрокурора Скуратова (все помнят порнофильм с его участием, который был показан по каналу ОРТ 17 марта 1999 года) – то Владимир Путин в этой истории однозначно встал на защиту морали и тем самым подыграл “семейному” клану.

 Путин выступил по поводу похождений Скуратова по телевидению 7 апреля 1999 года – то есть на следующий день после того, как  было выписано предписание на арест Березовского (интересное совпадение!).  И заявил, что компрометирующая Скуратова видеозапись подлинная – генпрокурору лучше добровольно уйти в отставку…

 

 Тогда сложилась такая ситуация, что Скуратов мог уйти в отставку только добровольно – поскольку сенаторы из Совета Федерации категорически отказались дать свою санкцию на его увольнение. Дескать, против генпрокурора Скуратова была специально подстроена вся эта провокация – чтобы наш пламенный борец с коррупцией не раскопал все грязные дела “семьи”… И сам Скуратов тогда тоже давал многочисленные интервью на эту тему: что он с помощью швейцарской прокуратуры вскоре выведет всю кремлевскую верхушку на чистую воду!

 

 Это все верно, конечно: “семейный” клан был большой бандой уголовников и с ним надо было бороться. Вот только и сам Скуратов на посту генпрокурора защищал интересы другой большой банды, которая была ничуть не лучше – московского клана КГБ.

 Но все и так поняли, что Скуратов был вовсе не случайно заснят в бандитском притоне с дорогими валютными проститутками… В этой истории интереснее другое: в апреле 1999 года уже никакого союза между московским и чубайсовским кланом фактически не было – чубайсовцы тогда почти открыто перешли на сторону “семейного” клана.

 

 Но на самом деле этот разрыв произошел значительно раньше. В одном из своих интервью Борис Березовский как-то поделился такими интересными воспоминаниями: дело было 22 февраля 1999 года, он у себя дома праздновал день рождения своей жены. Над Борисом Абрамовичем тогда уже сгустились тучи – в его офисах прошли обыски, он ждал ареста со дня на день… И вот когда Березовский в этой нерадостной обстановке в узком кругу отмечал свой семейный (без кавычек) праздник – вдруг звонок в дверь: явился директор ФСБ Путин с букетом!

 Никогда они не были большими друзьями – так что со стороны Путина здесь была в чистом виде одна политика… Клан Чубайса в лице Путина как бы давал тогда за спиной московского клана тайный знак “семейным”: “Ничего не бойтесь – мы вас не дадим в обиду!”

 Если этот жест придумал сам Владимир Путин, то он рассчитал все правильно: именно этот букетик в феврале 1999 года сделал его через год президентом России.

 

 Премьер-министр Примаков, разумеется, вскоре узнал, что директор ФСБ Путин не помогает московскому клану душить “семейных” олигархов, а всячески их оберегает от тюремных нар. Отношения между этими двумя деятелями постепенно стали обостряться: премьер Примаков даже как-то (дата в Сети не указана) позвонил Путину и заявил, что он знает от своих людей в ФСБ, что по приказу Путина за ним установлена слежка – это надо немедленно прекратить! Но Путина таким способом не пронять – он спокойно все отрицал…

 

 Мы уже выдвинули в предыдущей части книги гипотезу, что великая дружба между московским и чубайсовским кланом оборвалась, когда между этими союзниками возник спор из-за поста гендиректора Росвооружения. Напомним, что ставленника “семьи” Евгения Ананьева прогнали с этого доходного места 27 ноября 1998 года. Клан Чубайса в лице первого вице-премьера Маслюкова усиленно проталкивал тогда на этот пост Антона Сурикова – но московский клан уперся и настоял на своей кандидатуре: 2 февраля 1999 года гендиректором стал соратник Примакова по внешней разведке Григорий Рапота.

 Интересное совпадение: именно в этот день прошли обыски в структурах Березовского! Но Борис Абрамович мог теперь ничего не бояться: объединенной “оппозиции” пришел конец – союз между московским и чубайсовским кланом не выдержал перегрузок и треснул…

 Если премьер-министр Примаков не был отправлен в отставку еще в феврале, а дотянул до 12 мая 1999 года, то скорее всего лишь по той причине, что эти три месяца ушли на переговоры между “семьей” и чубайсовским кланом. Хозяином положения тогда оказался клан Чубайса – и чекисты из этой мафии, надо полагать, хотели получить за переход на сторону “семейного” клана по самому максимуму: пост президента России и все прочее – то есть хотели стать полностью доминирующим кланом в будущей “двойной вертикали власти”. Соглашаться на меньшее чубайсовцам не было никакого смысла – на вторых ролях в правящей коалиции с московским кланом они весной 1999 года и так уже были… И совсем в другом положении тогда находился “семейный” клан – в апреле Бориса Березовского едва не арестовали! Поэтому “семье” пришлось тогда сдаться и согласиться на все условия чубайсовцев. Скорее всего, переговоры между этими чекистскими кланами потом продолжались и дальше – но уже по поводу более мелких и конкретных деталей этого соглашения…

Интересно, был ли тогда составлен какой-то письменный договор между руководителями “семейного” и чубайсовского кланов – или эти высокие стороны ограничились только устной договоренностью?  Наверное, какая-то бумажка все же была тогда подписана. Лет через пятьдесят мы узнаем про эти дела всю правду… (шутка).

 

   “Первый звонок” для правительства Примакова прозвучал еще 19 марта 1999 года – когда вместо Бордюжи руководителем Администрации Президента был назначен Александр Волошин. Тогда этого представителя “семьи” еще никто не знал – а сейчас его уже нет никакой необходимости представлять.

 Все остальное уже было делом техники… Что же касается конкретной даты, когда правительство Примакова было отправлено в отставку, то здесь шла как бы цепная реакция и одна дата цеплялась за другую.

 13 апреля 1999 года Госдума в очередной (и в последний) раз перенесла голосование по импичменту президенту Ельцину на один месяц – т.е. на 13 мая. Кстати сказать, уже 14 апреля, т.е. на следующий день после этого решения Госдумы, прокуратурой был аннулирован ордер на арест Березовского (за ненадобностью?) …

 А потом “семья” подсказала президенту Ельцину, что лучше бы уволить премьер-министра Примакова до голосования по импичменту, а не после него – поэтому Ельцин и подписал свой указ за день до этой процедуры, т.е. 12 мая 1999 года.

 Когда “оппозиция” собралась наконец голосовать за отстранение президента Ельцина от должности, то это голосование провалилось – не хватило всего 17 голосов… Из них 8 недостающих голосов дали те депутаты из фракции “Яблока”, которые проголосовали тогда в защиту президента Ельцина.

 

 Перед “семейным кланом” встал тогда вопрос, кого президенту Ельцину лучше назначить премьер-министром вместо Евгения Примакова.

 Есть хороший источник по этой теме: книга Бориса Ельцина “Президентский марафон”, которую он опубликовал уже на пенсии. Как известно, эту книгу (как и две предыдущие) на самом деле написал зять Ельцина Валентин Юмашев - что нисколько не снижает ценность этого источника, поскольку Юмашев видный деятель “cемейного” клана и в эти годы находился в самом центре событий.

 

 Так вот, “Борис Ельцин” (т.е. Юмашев) так пишет о своих размышлениях в мае 1999 года, кого предложить Госдуме как кандидата на пост премьер-министра.

На самом деле уже тогда в качестве будущего президента России им был выбран В.В.Путин. Но весной 1999 года этого выдающегося деятеля было еще слишком рано назначать премьер-министром: надо было выждать еще несколько месяцев. А пока лучше было назначить для вида кого угодно – лишь бы у Госдумы не было повода отвергнуть эту кандидатуру!

 Юмашев (“Ельцин”) только не пишет, что из всех деятелей московского клана специально отобрали для этой цели в качестве главы этого “Временного правительства” Сергея Степашина, как наиболее безвредного для Кремля – чтобы было уж совсем пустое место…

 И еще в этой книге ничего не разъясняется: а почему, собственно говоря, в мае 1999 года назначать Путина премьером было еще рано – а в августе вдруг оказалось в самый раз?!

 

Наверное, надо было еще все подготовить для операции “Преемник” – договориться с Басаевым насчет вторжения в Дагестан, завезти мешки с гексогеном в подвалы московских домов и т.д. Без всех этих недостающих “ингредиентов” назначать Путина премьер-министром было совершенно бесполезно: народ на него даже смотреть не стал бы - Путин мог бы тогда долгие годы возглавлять правительство и все равно остался бы с рейтингом в пять процентов… 

 Есть и такое простейшее объяснение для этой паузы Кремля: в августе 1999 года Госдума охотно проголосовала за кандидатуру Путина еще и по той причине, что была уже назначена дата выборов в новую Думу - 19 декабря 1999 года. Если бы народные избранники тогда уперлись, то президент Ельцин распустил бы Госдуму – и оппозиция потеряла бы удобный (и бесплатный) избирательный штаб. Поэтому в августе проскочила бы уже практически любая кандидатура – депутаты тогда больше думали о том, как им пролезть в новую Думу…

 

 Зато Юмашев охотно объяснил в своей книге загадочную историю, как возникли слухи о том, будто бы президент Ельцин хотел в мае 1999 года назначить премьер-министром известного “семейного” деятеля Николая Аксененко, который был тогда министром путей сообщений.

Юмашев с некоторым самодовольством (видимо, это была его идея) подает всю эту грубую и грязную проделку, как остроумный ход: по телефону президент Ельцин сообщил председателю Госдумы Селезневу, что подписал указ о назначении главой правительства Николая Аксененко. Депутаты сразу же  разволновались, настроились голосовать против этого “ставленника семьи”… А потом фельдъегерь приносит в Госдуму президентский указ – а там стоит кандидатура Степашина, министра внутренних дел! “Оппозиция” тут же вздохнула с облегчением: Степашин был из московского клана, любимец Примакова – отказывать в его утверждении не было никакого повода. Госдума его тут же и утвердила премьер-министром, с первого захода…

 По этому поводу потом возникла даже легенда, будто первоначально в президентском указе и была записана фамилия Аксененко – но об этом узнал Чубайс и в последнюю минуту успел отговорить президента Ельцина от этой сомнительной кандидатуры…  Это конечно, одна из тех лживых легенд про Чубайса, которых множество ходит по всем СМИ. Нам кажется, что версия из книги воспоминаний “Ельцина” выглядит гораздо более убедительно: Николай Аксененко никогда не был реальным кандидатом в премьер-министры – это было только пугало для депутатов Госдумы.

 

ПРАВИТЕЛЬСТВО СТЕПАШИНА или КРЕМЛЬ ВЗЯЛ ПАУЗУ

 

В мае 1999 года на свет опять появилась громоздкая и ни к чему не пригодная коалиция из представителей всех трех чекистских кланов – как бы второе издание правительства Кириенко. Опять во главе правительства России был слабый премьер-министр - и опять Кремль лишь тянул время. Только в 1998 году правящая верхушка ждала августовского дефолта – а теперь кремлевская мафия ожидала августовского нападения отряда Басаева и всего остального…

Если мы обратимся для наглядности к нашей “геометрии”, то “кремлевский треугольник” летом 1999 года опять балансировал в подвешенном состоянии:

 Только теперь наверху оказался клан Чубайса (b): теперь “двойную вертикаль власти” мог образовать только союз чубайсовцев с любым из двух остальных чекистских кланов (a или с) – выбор здесь был за кланом Чубайса. Союз клана Березовского (a) с кланом Примакова (c) летом 1999 года был фактически невозможным – этим сторонам понадобилось бы много времени, чтобы остыть после недавней ожесточенной схватки между собой.

 Впрочем, союз клана Чубайса с московским кланом был тогда тоже маловероятен – вряд ли “московские” согласились бы уступить чубайсовцам первенство и пост президента России. Летом 1999 года московский клан самонадеянно считал, что победа на парламентских выборах в конце года у него уже в кармане – а там и до кресла президента уже рукой подать…

 

 Мы не станем подробно разбирать муторную историю о том, как формировалось правительство Степашина. Кремль не позволил тогда Сергею Степашину назначить на сколько-нибудь видный пост никого из московского клана – и премьер-министр Степашин все это стерпел, по кротости своего характера. Больше того, “семья” тогда навязала Степашину первым вице-премьером Николая Аксененко – который и сформировал на самом деле этот кабинет.

 Степашин пытался поставить на пост другого первого вице-премьера Михаила Задорнова, но с этим у него тоже ничего не получилось. Хотя “семья” c этой кандидатурой согласилась: пожалуйста, пусть вице-премьером по финансовому блоку будет Задорнов – но только министром финансов обязательно будет Касьянов! Михаил Задорнов не захотел болтаться в таком правительстве только для вида – и отказался. Он пробыл вице-премьером всего три дня – с 25 до 28 мая 1999 года.

 В результате другим первым вице-премьером стал тогда Виктор Христенко. Ранее мы считали этого деятеля из Челябинска “семейным” – но большинство аналитиков все же считает его “человеком Чубайса”. Вполне возможно, что так оно и есть – хотя на чем основано такое мнение, нам установить не удалось: Христенко обычно скромно держится в тени и ни в каких скандалах и драках между группировками не участвует…

 Похоже, что московский клан больше потерял тогда от назначения Степашина премьером, чем выиграл: поскольку вместо Степашина министром внутренних дел был 31 мая назначен генерал Рушайло – активный борец за дело своего “семейного” клана…

 

 Одним словом, Степашин значительную часть времени своего премьерства провел, с большими мучениями сколачивая свой кабинет министров. А в итоге его титанических усилий было создано такое замечательное правительство, что когда премьер-министром вскоре назначили Путина, то он даже менять в нем практически ничего не стал – оставил почти все, как есть!

 

 Что же касается Михаила Касьянова, то именно с этого назначения укоренилась прочно легенда о том, что Касьянов “семейный” – хотя на самом деле его сделали тогда министром финансов явно по тайному сговору между “семьей” и кланом Чубайса.

 Именно это назначение Касьянова министром 25 мая 1999 года дает почти что точную дату – когда вступил в силу и заработал тайный “договор о дружбе” между “семейным” и чубайсовским кланами. В этот день фактически и началась операция “Преемник”…

 

 Ваххабит Гочияев из Карачаево-Черкессии утверждал в своих опубликованных письмах, что его подключили к группе террористов в июне 1999 года – примерно тогда и началось складирование мешков с взрывчаткой в подвалах московских домов.

И как раз в конце мая 1999 года также зашевелились боевики Басаева: обстановка на границе между Чечней и Дагестаном стала постепенно накаляться – начались нападения мелких групп диверсантов на блокпосты российского ОМОНа. Местную милицию, которая тоже охраняла эту границу, чеченские боевики тогда почти не трогали – это была сознательная политика: они дескать, борются за освобождение братского Дагестана от русских оккупантов…

 Председатель Совета Федерации Строев потом заявил, что граница между Чечней и Дагестаном летом 1999 года практически не охранялась – поскольку пограничные войска, которые там были раньше, были выведены оттуда по приказу Кремля. Егор Строев при этом сослался на авторитетные дагестанские источники… Правда, нам так и не удалось отыскать ни подтверждения этой информации, ни точной даты, когда с чеченской границы убрали наших пограничников. Лишь на одном форуме нам попалось анонимное утверждение, что это произошло 23 – 25 мая 1999 года по тайному приказу Секретаря Совета Безопасности В.Путина (Путин тогда совмещал эту должность с постом директора ФСБ). 

 Одно известно совершенно точно: кроме местной милиции, на весь Дагестан летом 1999 года была только одна бригада российского ОМОНа и одна отдельная армейская бригада (на военной базе в Буйнакске). Этих сил тогда было явно недостаточно для защиты Дагестана – если бы само население этой республики не оказало ожесточенное сопротивление чеченскому вторжению, то отряд Басаева из двух тысяч боевиков легко успел бы до подхода федеральных войск захватить половину Дагестана…

 

 В начале июля 1999 года под Ниццей состоялась знаменитая тайная встреча между руководителем АП Александром Волошиным и Шамилем Басаевым, которая была организована бывшим полковником ГРУ Антоном Суриковым.

 Кроме как о предстоящем через месяц вторжении отряда Басаева в Дагестан, говорить им на этих переговорах было больше абсолютно не о чем! Правда, есть версия, что эти высокие стороны могли также обсуждать вопросы использования в наркоторговле только что захваченного нашими “миротворцами” аэродрома в Косово - но это вряд ли: новый наркотраффик проходил в обход Чечни – да и Волошин сам лично такими операциями никогда не занимался…

 

 Политическая обстановка в России стала обостряться с начала августа 1999 года. Причем все началось даже не с нападения отряда Басаева – а еще раньше. “Семейный” клан нанес удар по московскому клану 2 августа: в этот день Григория Рапоту сняли с поста гендиректора Росвооружения и вместо него был назначен “семейный” деятель Алексей Огарев. Приближались парламентские выборы – поэтому “семья” не могла оставить в руках московского клана такой мощный источник финансирования.

 Еще через три дня, 5 августа 1999 года, президент Ельцин вызвал к себе директора ФСБ Путина и предложил ему возглавить правительство. Видимо, это был последний сигнал для чубайсовского клана: “семья” сдержала свое обещание – теперь можно начинать!

 

 В ночь с 7-го на 8-е августа отряд Басаева перешел границу и вторгся в Дагестан.

 Шамиль Басаев в интервью журналисту Бабицкому потом объяснял эту свою провокацию тем, что он будто бы хотел помочь своим друзьям, дагестанским ваххабитам. Разумеется, Басаев лжет: до его вторжения местных ваххабитов в Дагестане никто не трогал – в селах Карамахи и Чабанмахи они даже захватили власть и ввели законы шариата. Сергей Степашин, когда он еще был министром внутренних дел, посетил эту ваххабитскую общину – и ему там понравилось (его там встретили, как родного отца!). Степашин тогда распорядился, чтобы этих милейших людей оставили в покое – пусть живут, как им нравится…

 В Дагестане большинство местного населения к своим ваххабитам тоже относилось без особой вражды – пока в конце июля 1999 года из Чечни вдруг не нагрянул в пограничный Цумадинский район целый отряд из 200 вооруженных дагестанских боевиков, обученных в лагерях Басаева и Хаттаба. Вот к этому отряду под командованием Багауддина в Дагестане отнеслись уже без всякого восторга! Басаев утверждает, что на этот мирный отряд будто бы сразу же начали нападать со всех сторон – это он, скорее всего, тоже лжет: никакой информации о серьезных боях до появления в Дагестане чеченских боевиков нигде нет.

 

 Тут надо немного пояснить, почему дагестанцы так враждебно отнеслись к появлению чеченских боевиков. Не то чтобы в Дагестане всем так уж нравилось находиться в составе России, особенно в годы ельцинского режима, когда большинство населения республики жило в страшной нищете и страдало от безработицы. Но оказаться в составе Чечни дагестанцам не хотелось еще больше – все знали, что там творится. А чеченцы имели тогда территориальные претензии чуть ли не на половину территории Дагестана – от границы до побережья Каспийского моря. К этому надо еще добавить вековые споры между этими народами из-за горных пастбищ и т. д. … Короче, басаевских боевиков в Дагестане никто не ждал – и в этом они могли убедиться сразу же!

 

 8 августа премьер Степашин вылетел в Дагестан – но уже было поздно: московскому клану надо было раньше побеспокоиться и поднять тревогу, что Кремль умышленно оставил без защиты границу между Чечней и Дагестаном. Московский клан пропустил этот удар со стороны двух других чекистских кланов.

 Допустим, кремлевская мафия целый месяц отвлекала внимание руководства московского клана разными пустыми дрязгами по поводу формирования правительства Степашина – но ведь провокация Басаева готовилась больше двух месяцев, “московские”  могли бы принять какие-то меры и сорвать ее!  Видимо, московский клан слишком расслабился раньше времени по случаю летних отпусков.

Хотя, по правде сказать, нам что-то не приходит на ум – как московский клан вообще мог помешать всем этим изощренным провокациям, даже если бы знал, что они будут. Разве что “московские” могли заранее поднять шум по всем своим СМИ – но даже это их вряд ли спасло бы от кремлевских провокаций…

 

ПРАВИТЕЛЬСТВО ПУТИНА

 

 В воскресенье 8 августа 1999 года президент Ельцин вызвал премьер-министра Степашина к себе, и объявил, что с завтрашнего дня он будет уволен – вместо него будет назначен Путин. Это уже было вполне официальное заявление – тут же было дано распоряжение Волошину подготовить соответствующие президентские указы.

 На следующий день президент Ельцин выступил по телевидению по этому поводу. Ему, конечно, было неловко, что он снимает премьера Степашина, не дав ему поработать даже три месяца – надо было как-то объясниться перед народом.

 Борис Ельцин не стал тогда крутить и юлить, а заявил прямо, что надо было освободить место премьер-министра для Владимира Путина – поскольку он считает этого выдающегося государственного деятеля самым подходящим преемником для себя. Лучшего будущего президента России, чем Путин, не отыскать!

 Тогда никто этим словам президента Ельцина не придал особого значения: этот почтенный старец и раньше несколько раз называл некоторых людей своими “преемниками” (Сосковца, Немцова) – все это на самом деле тогда ничего реального не означало. Тем более никто в августе 1999 года не принял всерьез за настоящего “наследника престола” В.В.Путина: это был обычный мелкий чиновник по внешнему виду - исполнительный, но серенький…

 По этому поводу даже разыгралась тогда одна небольшая драматическая история: Анатолий Чубайс ужаснулся, что кандидатом от Кремля на президентских выборах в 2000 году будет Владимир Путин – и попытался помешать его назначению премьер-министром.

 

 Вот как (с некоторым злорадством) эта история изображена Валентином Юмашевым в книге Ельцина “Президентский марафон”.

 

 Чубайс узнал о предстоящем назначении Путина премьером только 8 августа – предварительный разговор президента Ельцина с Путиным 5 августа был с глазу на глаз и о нем еще никто не знал.

 Анатолий Чубайс тут же позвонил президенту Ельцину и очень настойчиво просил срочно принять его для разговора. Ельцин назначил ему аудиенцию – но лишь на утро 9 августа, причем через час после встречи со Степашиным и Путиным. Президент Ельцин догадался, что Чубайс против назначения Путина премьер-министром – и хотел избежать ненужного спора, поскольку уже твердо принял свое решение.

 Чубайс тут же все это понял – но на этом не успокоился: он в тот же день встретился с Путиным и стал его уговаривать самому отказаться от поста премьер-министра! Путин ему на это ответил, что приказ президента Ельцина для него святое дело – раз приказали ему быть премьером, то его дело выполнять и не рассуждать…

 Анатолий Чубайс и тут не сдался – он зашел с другой стороны и собрал для разговора всю верхушку “семейного” клана: Волошина, Юмашева и Татьяну Дьяченко. Чубайс попробовал тогда их убедить, что Путина никак нельзя выдвигать в преемники президента Ельцина…

 Нам кажется, что Юмашев ничего не выдумал в своей книге – примерно так оно и было на самом деле. Вообще, эта книга “Президентский марафон” довольно лживая, как и большая часть подобной литературы. Но все же, когда такие мемуары пишут от имени деятеля высокого ранга, то обычно стараются избегать такого вранья, которое легко разоблачить. А Чубайс своей суетой 8 августа очень сильно засветился – и разговор с участием нескольких человек полностью фальсифицировать трудно. Чубайс и сам теперь с гордостью заявляет, что он был в 1999 году против выдвижения Владимира Путина на самый верх.

 Этот удивительный факт надо как-то объяснить. Ведь в нашей книге нынешняя питерская группировка Путина именуется “кланом Чубайса” (чем некоторые деятели из этого клана очень недовольны!) – а тут получается, что в августе 1999 года Чубайс боролся до последнего против кандидатуры Путина и чуть было вообще не сорвал всю эту операцию “Преемник”…

 Можно представить себе изумление “семейных” деятелей, когда Чубайс тогда так сопротивлялся назначению премьером В.Путина – из его же собственного клана! “Семейные”, наверное, не знали что и думать об этом – они могли даже заподозрить какой-то подвох со стороны чубайсовцев: что те вдруг передумали в последнюю минуту и решили разорвать союз с “семейным” кланом – опять перешли на сторону Примакова!

 Только так можно объяснить то бредовое встречное предложение Волошина, с которым он обратился к Чубайсу во время переговоров с ним 8-го августа: “Хорошо, пусть Степашин остается премьер-министром – бог с ним, с Путиным… Но тогда вы, Анатолий Борисович, должны опять возглавить Администрацию Президента!”  Это как же надо довести чиновника, чтобы он собственный руководящий пост сам предложил другому…

 

  Чубайс не сошел тогда с ума и действовал вполне разумно со своей точки зрения – он просто не был посвящен своим чекистским руководством ни в какие подробности начавшейся спецоперации. Из той же книги “Президентский марафон” вполне видно, что Чубайс против Путина как такового ничего на самом деле не имел – он просто считал тогда, что как публичный политик Владимир Путин никуда не годится. Поэтому ни малейших шансов победить на президентских выборах 2000 года Евгения Примакова у Путина нет!

 Так оно и было на самом деле и Чубайс был по своему прав тогда: без взрыва жилых домов в сентябре 1999 года Путин был бы совершенно пустым местом на президентских выборах 2000 года – боролся бы там за четвертое место…

 Чубайс просто не знал в августе 1999 года, что мешки с гексогеном уже приготовлены и ждут своего часа в подвалах домов – чекисты из руководства его клана не стали бы сообщать такие подробности тем, кому это знать было совершенно не обязательно.

 Только после первого взорванного дома Чубайс мог сразу же догадаться, какую спецоперацию своего клана он чуть было не сорвал своим излишним усердием… Интересно, что тогда подумал об этой операции наш великий демократ? Наверное, он ощутил большую гордость, что работает на такую организацию, которая ради достижения своей цели может хоть полмира взорвать – но своего добьется! Эта спецоперация ведь была вполне в духе мировоззрения Анатолия Чубайса: идти по трупам к сияющим вершинам… Кроме того, у Чубайса могли также быть некоторые угрызения совести – что он по незнанию чуть не загубил такой замечательный проект своего клана!

 

 Еще один непонятный момент здесь нуждается в объяснении: ранее мы утверждали, что все такие чубайсы всего лишь чекистские марионетки – и ничего важного они никогда не будут делать без санкции своего куратора из КГБ (который официально числится возле них каким-нибудь скромным советником или охранником). А тут Анатолий Чубайс вдруг проявил 8-го августа 1999 года такую инициативу – и весь Кремль поставил на рога, образно выражаясь. Притом хлопотал не из-за какой-то ерунды, а попытался вмешаться в вопросы большой политики – хотел помешать Владимиру Путину стать “наследником престола”!

 Тут вполне может зародиться подозрение, что Чубайс вообще не подставное лицо на службе у чекистской мафии, а вполне самостоятельный политик – что хочет, то и делает… Но на самом деле можно не спешить с такими фантастическими выводами, когда есть более простое и рациональное объяснение для такого непонятного поступка Чубайса.

Все это аномальное поведение Анатолия Чубайса можно объяснить просто дефицитом времени: Чубайс узнал о предстоящем назначении премьер-министром Путина только в воскресенье 8-го августа – и у него были лишь считанные часы, чтобы успеть вмешаться в эту ситуацию, которую у него были все основания считать катастрофической для своего клана. Естественно, Чубайс должен был сначала посоветоваться со своим чекистским куратором, прежде чем что-то делать.  Но чекисты тоже как бы люди – мог ведь куратор Чубайса отлучиться в это летнее воскресенье куда-нибудь на отдых?! Тем более, что никакого участия Чубайса в этой спецоперации “Преемник” вообще не предполагалось – Чубайс в то время был уже всего лишь “главным электриком” и вопросы большой политики его тогда уже не касались…

 Другой, более мелкий стукач, на этом бы и успокоился – пусть потом хоть трава не растет, это не его дело! Но Анатолий Чубайс все же был агентом высшего ранга и не мог относиться ко всему так по-философски: в случае победы на президентских выборах московского клана Чубайса ожидала отставка с высокого поста – а то и тюремные нары…

 Вот он и полез, куда его не просили! Хорошо, что “семейный” клан в конце концов все же разобрался, что Чубайс просто “не при делах” – и никакой каверзы со стороны его клана тут нет…

 Просим извинить, что здесь допущено столь многословное объяснение для сравнительно мелкого политического эпизода – “борьба Чубайса с Путиным”. Но все дело в том, что если бы этот эпизод разумно объяснить не удалось, то тогда получалось бы, что Чубайс самостоятельный политик – и тогда на всей нашей теории “чекистской мафии” можно было бы ставить жирный крест. Пришлось бы тогда сейчас заявить, что все 27 предыдущих частей этой книги нужно зачеркнуть – а на самом деле политическая жизнь России идет так, как об этом нам каждый день говорят по телевизору!

 

Борис Кагарлицкий

 Есть еще одна “загадка природы” по этой теме (спецоперация “Преемник”), с которой тоже стоило бы здесь разобраться. Речь идет об известной статье Бориса Кагарлицкого, в которой он разоблачал тайный сговор между Волошиным и Басаевым в июле 1999 года. Эта статья была опубликована в  “Новой газете” 24 января 2000 года, то есть в самый разгар избирательной кампании Путина. Там были в основном повторены прежние разоблачения СМИ об этой тайной встрече под Ниццей, причем Кагарлицкий подтвердил, что организовал эти переговоры Антон Суриков, бывший полковник ГРУ (и его прямой начальник!). Цель этих переговоров была простая – Кремль тогда заказал Басаеву вторжение в Дагестан. Кагарлицкий добавил в этой статье также кое-что новенькое от себя – без указания источников (но можно легко догадаться, что вся эта информация шла от Сурикова). Это все были откровенные выдумки, на самом деле: будто жилые дома в Москве взорвали агенты ГРУ во главе с Ширвани Басаевым, братом Шамиля – и тому подобный бред… На самом деле, как всем теперь известно, московские дома взорвала группа карачаевцев – и это была спецоперация ФСБ.

 Разумеется, такая статья в любом случае могла только повредить рейтингу Путина накануне президентских выборов. Как можно объяснить такой казус – ведь мы теперь знаем, что банда Филина-Сурикова входила тогда вместе с Путиным в один и тот же чубайсовский клан!

 Признаться, в свое время эта статья Кагарлицкого сильно сбила меня с толку, когда я пытался разгадать, к какому чекистскому клану следует отнести банду Филина… Ведь Борис Кагарлицкий мог написать все это только с ведома и одобрения Антона Сурикова – поскольку он и после этого продолжил успешную карьеру в суриковских структурах.

 Что Суриков любит заниматься такими саморазоблачениями, это мы уже знаем. Но как он мог разоблачать тогда Путина в таких темных делах, притом в самый критический момент?!

 

 Ответ отыскался в самой статье Кагарлицкого - стоило лишь прочитать ее более внимательно.

1.      Никакого прямого разоблачения Владимира Путина на самом деле там нет: фамилия Путина там только вскользь упоминается всего два раза. Из этой статьи следовало, что наш будущий президент вообще тут не при чем и об этих провокациях спецслужб ничего не знает – ни о заказанном вторжении Басаева в Дагестан, ни о взрывах домов.

2.      Кагарлицкий все здесь валит на Чубайса – это он все организовал!! Фамилия Чубайса в этой небольшой статье упоминается 15 раз – причем Кагарлицкий бьет его наотмашь и без всяких церемоний… Мотив для всех этих злодеяний Чубайса придуман такой: у Путина нет своей команды – когда его выберут президентом, ему поневоле придется расставить на всех высоких постах людей из команды Чубайса…

Разумеется, все это наглое вранье – но ситуация пока что еще больше запутывается: чем мог помешать Кагарлицкому (и Сурикову) Анатолий Чубайс?!

 Нами предлагается такая версия: Чубайс здесь абсолютно не при чем - и его здесь вывели для порки только для отвода глаз от настоящих организаторов всех этих провокаций.

 А о причинах своей саморазоблачительной статьи эти деятели (Суриков и Кагарлицкий) проболтались сами (так сказать, в духе учения Фрейда), в этой же самой статейке: в январе 2000 года резко обострились отношения между Березовским и Чубайсом. То есть на самом деле произошла некоторая ссора между “семейным” и чубайсовским кланом – после их совместной победы на парламентских выборах в декабре 1999 года.

 Как известно, Евгений Примаков сразу же после поражения его блока ОВР на выборах в Госдуму заявил, что он не будет участвовать в будущих президентских выборах. Это была полная капитуляция московского клана – теперь кресло президента было уже фактически за Путиным, хотя до выборов еще оставалось 4 месяца.

 То есть было самое время для победивших союзников начать небольшую разборку по поводу дележа захваченной добычи – кому достанутся самые высокие государственные посты и самые жирные куски госсобственности…

 И конечно, для “семейного” клана тут было бы трудно удержаться, чтобы не пошантажировать слегка чубайсовцев: будете нас сильно обижать при этом дележе – мы всем расскажем, как вы с помощью грязных провокаций захватили власть над страной!

 

 Статья Кагарлицкого и была на самом деле зашифрованным ответом чекистов из чубайсовского клана на все эти инсинуации “семейного” клана. И этот ответ был очень простой, если отбросить всякую шелуху насчет Чубайса и прочий вздор – примерно так: “Все верно – дома в сентябре 1999 года взорвали мы. Только вы ничего про эти дела не знаете – и ничего не сумеете доказать! А войну в Дагестане мы заказывали Басаеву совместно с вами – и у нас есть неопровержимые доказательства на этот счет. Так что у вас с этим шантажом ничего не выйдет – вам не удастся свалить все на нас и самим остаться чистенькими…  Нам лучше по-хорошему обо всем договориться!”

 Видимо, такой ответ чубайсовского клана оказался вполне вразумительным для “семейных” – конфликт между этими чекистскими кланами в 2000 году так и не разгорелся. Этот союз сохраняется и по сей день – хотя “семейным” при дележе добычи достались тогда буквально крохи…

 

 Вернемся теперь опять к хронике событий августа 1999 года.

 

 Утром 9 августа 1999 года президент Ельцин публично объявил, что снимает Степашина с поста премьер-министра и назначает вместо него Владимира Путина. Сергей Степашин, хоть и был в шоке от такого удара – но все же сумел собраться и в духе лучших советских традиций в своем телевизионном выступлении горячо поблагодарил президента Ельцина за все его благодеяния…

 16 августа 1999 года Госдума с первого захода утвердила Путина премьер-министром (+ 233 голоса).

 Путин уже тогда фактически стал главой государства, поскольку президент Ельцин передал в его подчинение все силовые структуры. Предлогом для этой неофициальной передачи Путину президентских полномочий стала война в Дагестане – отряд Басаева ушел обратно в Чечню только 24 августа. А 25 августа наша авиация в первый раз бомбила чеченские села вблизи Грозного. Якобы удары наносились по базам боевиков Басаева – но многочисленные свидетели утверждают, что бомбы всегда падали куда угодно, только не на эти базы… Похоже, что Басаева и его соратников наши генералы всегда оберегали – это очень ценные для Кремля кадры!

 И Шамиль Басаев вскоре еще раз подтвердил свою готовность к любым провокациям в интересах кремлевской мафии… Война между Россией и Чечней уже и так была почти обеспечена. Но чтобы довести это начатое дело до конца, Басаев и Хаттаб 5 сентября 1999 года опять вторглись в Дагестан!

 На этот раз их отряд в 2 тысячи боевиков напал на другом участке границы – в Новолакском районе Дагестана. Этот второй поход Басаев в своих интервью оправдывал тем, что хотел выручить ваххабитов из сел Карамахи и Чабанмахи – эти села в глубине Дагестана были взяты в кольцо нашими войсками и их нещадно обстреливали и бомбили. Басаев якобы хотел оттянуть часть этих войск на себя – чтобы дагестанские ваххабиты смогли прорвать кольцо окружения и спасти себя и свои семьи. Цель эта, конечно, была очень благородная – только Басаев здесь опять лжет: выручать ваххабитов ему надо было раньше – 1 и 2 сентября оба ваххабитских села были уже захвачены нашими войсками. Организованное сопротивление ваххабитов было тогда там сломлено – дальше уже шло добивание мелких разрозненных групп…

Так что 5 сентября Басаев уже ничем помочь дагестанским ваххабитам на самом деле не мог. Зато Басаев дал тогда нашей правящей верхушке замечательный повод для войны – и заодно помог увязать сентябрьские взрывы жилых домов со своей дагестанской авантюрой!

 

 Еще за день перед этим вторым походом Басаева, 4 сентября 1999 года, в Дагестане был взорван первый дом. Это была пятиэтажка в Буйнакске, населенная семьями наших военнослужащих – там тогда погибло 64 человека (среди погибших было много детей). А 5 сентября в этом же городе случайно обнаружили и обезвредили машину со взрывчаткой возле военного госпиталя.

 

 9 сентября был взорван первый дом в Москве – на улице Гурьянова (109 погибших).

 

 13 сентября взорвали московский дом на Каширском шоссе (124 погибших).

 

 15 сентября министр обороны Сергеев доложил премьер-министру Путину, что территория Дагестана полностью освобождена от чеченских боевиков.

 

 Отряд Басаева тогда уже выполнил свою задачу – и вернулся обратно в Чечню. Эвакуация этих боевиков проходила совершенно спокойно – большой колонной грузовиков. Причем нашим войскам и местным ополченцам запретили обстреливать эту колонну! Очевидцы рассказывают даже, что наши вертолеты кружили над этой автоколонной Басаева – и тоже не обстреливали ее (охраняли этих провокаторов?)…

 

16 сентября был взорван жилой дом в Волгодонске – погибло 18 человек.

23 сентября российская авиация начала массированные бомбардировки Чечни.

29 сентября наши войска перешли границу с Чечней – началась вторая война.

 

 Что было дальше, все и так знают: рейтинг Путина после этого сразу же резко подскочил. Чекисты из чубайсовского клана все правильно тогда рассчитали…

 Путин пришел к власти только на сентябрьских взрывах и на последовавшей после них войне с Чечней. Сам по себе двойной дагестанский поход Басаева ничего для поднятия рейтинга Путина не давал: хотя премьер-министр Путин в августе как бы руководил нашими войсками и даже сам лично побывал в Дагестане (27 августа 1999 года) – на его популярности среди народа это мелькание на телеэкранах тогда никак не отразилось, рейтинг Путина весь август оставался на нулевой отметке…

 Потребовался сильный шок от взрыва жилых домов, чтобы наш народ совсем потерял голову от страха и увидел в этом сереньком невзрачном чекисте своего спасителя и избавителя!

 А тогда Путину было уже достаточно сказать осенью 1999 года, что партия чиновников, именуемая движением “Единство” ему нравится больше, чем точно такая же бюрократическая структура под названием “Отечество – Вся Россия” – и все, победа “Единства” в декабре 1999 года была уже обеспечена… Это сколоченное как попало за два месяца до парламентских выборов “Единство” получило тогда 23 % голосов – а блок ОВР чуть ли не в два раза меньше (13 %).

 На самом деле победа коалиции чубайсовского и “семейного” кланов была тогда еще более убедительной – поскольку на выборах в Госдуму в 1999 году участвовали целых три правительственных партии: “Единство”, СПС и ЛДПР (на все вкусы!). Объединяло эти по внешнему виду совершенно непохожие партии только одно: все они были сторонниками войны с Чечней до победного конца.

 В то же время оппозиция из московского клана в лице блока ОВР и партии “Яблоко” занимала по этому вопросу более сдержанную, как бы двойственную позицию: вроде бы воевать с Чечней надо – но в меру! И хорошо бы все же провести с президентом Чечни Масхадовым мирные переговоры и обо всем спокойно договориться… На этом миролюбии оппозиция и погорела – сторонники войны получили тогда больше голосов.

 Что же касается позиции руководства КПРФ по этому вопросу – то можете разбираться с идеологией этой партии сами, если пожелаете. Нас такие тонкости пока не интересуют: был ли вождь российского пролетариата товарищ Зюганов тогда сторонником войны с Чечней полностью – или с некоторыми оговорками…

 

  Теперь мы можем подвести итоги –  в декабре 1999 года московский клан был полностью разгромлен и деморализован. В результате уже тогда образовалась четкая двойная “вертикаль власти”:

Естественно, c 2000 года безраздельно доминировать стал клан Чубайса (a) – “семейный” клан (b) оказался на этой “кремлевской вершине” на вторых ролях... А московский клан (с) попал в основание этого “треугольника” – и если бы не заступничество со стороны “семейного” клана, чубайсовцы давно стерли бы в порошок московский клан на всей территории России: пересажали бы всех “московских” олигархов и отобрали у них все их капиталы…

 

 По какой-то причине именно такая конфигурация власти оказалась необыкновенно устойчивой: она существует уже седьмой год. В то время как раньше этот “треугольник” за первые три года существования (1997 – 2000 гг.) успел уже два раза повернуться на другой бок – все три чекистских клана успели тогда побывать в основании этой “кремлевской вершины”…

 

  Мы приведем здесь для наглядности все ключевые моменты из истории нашего “кремлевского треугольника”:

 

 

Обозначения здесь такие: М – это московский клан, С – “семейный клан”, Ч – клан Чубайса.

Доминирующий клан везде обозначен красной линией – чтобы не путаться с величинами сторон нашего треугольника. Мы просто не знаем, какой относительной силой обладают на самом деле эти чекистские кланы – возможно, они этого тоже точно не знают (определяют “опытным путем”!).

 

 Похоже, что доминирующий теперь чубайсовский клан просто набрался опыта во время этих переворотов и понял, что нужно как-то сдерживать свои порывы и не стараться тут же все заграбастать в свои лапы – лучше заниматься удушением московского клана более осторожно и по порядку… Только такое объяснение нам приходит на ум, почему этот чекистский “треугольник” в 2000 году прекратил катиться и как бы застыл неподвижно на одном месте.

 

 Можно ли на основании этих моделей дать какой-то прогноз на будущее – будет ли наш чекистский “треугольник” крутиться и дальше? Или теперь он застыл навсегда без движения?

  Ясно только одно – чубайсовский клан не сможет сохранять свою власть над Россией вечно и даже слишком долго: по той причине, что чекисты из этого клана угнетают не только простой народ, но и своих коллег из другой такой же мафиозной структуры. Так что рано или поздно власть чубайсовцев будет свергнута этой другой мафией…

 Мы не знаем точных сроков – но скорее всего, московский клан сделает такую попытку уже на президентских выборах 2008 года. И здесь вариант образования новой двойной “вертикали власти” только один: московский клан придет к власти в союзе с “семейными”.  А в качестве платы за такой союз “московским” придется тогда уступить кресло президента России деятелю из “семейного” клана.

То есть наш “треугольник” опять вернется к положению, которое занимал в конце 1997 года – только вместо Березовского в Кремле будет теперь Абрамович: даже если группе Березовского разрешат вернутся в Россию, большой власти она теперь никогда не получит… Разумеется, президентом России самого Абрамовича никогда не выберут: “семейные” найдут для этого поста какого-нибудь генерала, типа покойного Лебедя - или другого подобного персонажа. Мы узнаем об этом кандидате в президенты от “семейного” клана только перед самыми выборами – раньше времени этого кандидата показывать обществу не будут, по понятным причинам.

 И даже если выборы 2008 года пройдут без участия реального конкурента кандидату от Кремля – это может только отсрочить такой сценарий на следующие президентские выборы: все равно – наш кремлевский “треугольник” может катиться только в одну сторону, направление этого движения уже задано и вряд ли кому-то удастся его переменить на противоположное… Хотя постоять на одном месте этот “треугольник” еще может – впрочем, мы это увидим только в 2008 году.

 

Еще одно небольшое замечание относительно всех этих дел. В переписке с Антоном Суриковым по поводу предыдущей, 27-й части этой книги (она опубликована в качестве приложения) мы с ним разошлись по такому глобальному вопросу: все группировки, которые борются за власть в нашей стране, по мнению Сурикова, имеют своих американских хозяев. И борьба между нашими группировками – это всего лишь отражение борьбы между различными кланами внутри американской элиты…

Я не отвергаю сходу такую смелую гипотезу – все возможно в нашем сумасшедшем мире! Вот только хочу заметить, что пока что все перевороты внутри правящей верхушки нашей страны можно полностью объяснить исходя из одних только внутренних причин. Никакой посторонней силы здесь для объяснения не требуется: в России есть три мафиозных клана – и они, как безмозглые большие амебы, стараются сожрать все вокруг себя… А в результате они меняют друг друга на кремлевской вершине в строгом порядке: С – М – Ч – (С?)… Что-то не видно, как в этом процессе участвуют “американские хозяева”!  

Получается, вроде как философское учение некоторых античных вольнодумцев о богах: боги есть – только они нашими земными делами не интересуются… Да кому нужны такие боги?!

 

На этом пока все – благодарю за внимание.

 

2.05.2006

 

 

ПРИЛОЖЕНИЕ К 28-й части – Переписка с А.Суриковым.

 

 

Дата: 11.05.06 16:39
От кого: anton_surikov [[email protected]]
Кому: Олег Греченевский [[email protected]]
Тема: О главе 28

        Здравствуйте, Олег Николаевич.

        Прочитал главу 28 вашей книги. Хотел бы прояснить момент, связанный с историей моих взаимоотношений с господином Кагарлицким, так как неправильное понимание этих отношений приводит вас к неверным выводам.
        Меня познакомил с господином Кагарлицким в начале 1996 года в США господин Баранов. После этого долгое наше общение с господином Кагарлицким носило эпизодический характер. В начале 2000 года господин Кагарлицкий по своей инициативе пришел ко мне поговорить на тему якобы имевшего место летом 1999 года сговора господина Басаева с Кремлем. Он задал мне несколько вопросов. На часть из них, касавшихся меня лично, либо общеполитических вопросов, я дал развернутые ответы. На несколько же основных вопросов я ему не стал давать никаких ответов, как впоследствии не стал их давать и вам, и нашей с вами общей знакомой Людмиле, и многим другим. Кстати, я не намерен этого делать и впредь.
        Статью господина Кагарлицкого в "Новой газете" от 24.01.00 я увидел уже после того, как она была напечатана. Ни восторга, ни огорчения она у меня не вызвала, эпохального значения в тот момент я ей не придал, на наши с отношения с господином Кагарлицким она вообще никак не повлияла. Но я подчеркиваю, что я не был инициатором этой публикации и даже не был в данном случае основным источником информации.
        По прошествии почти двух с половиной лет после этой истории, когда господин Делягин был назначен господином Касьяновым своим советником, в силу чего был вынужден оставить пост директора ИПРОГ, я действительно предложил ему рассмотреть возможность передать руководство институтом господину Кагарлицкому, так как господин Кагарлицкий этого хотел, о чем мне говорил.
        После того, как господин Кагарлицкий стал директором, я согласился на общественных началах стать сотрудником института, затем познакомил господина Кагарлицкого с господами Пономаревым, Кондауровым и Белковским. При этом мое пребывание в ИПРОГ было формальным. Вплоть до того, что до весны прошлого года я вообще не знал ни одной фамилии сотрудников ИПРОГ, кроме фамилий господ Кагарлицкого и Пономарева.
        Я сообщаю вам это, чтобы прояснить, что мое участие в назначении господина Кагарлицкого директором ИПРОГ летом 2002 года и дальнейшее с ним сотрудничество в рамках института до осени прошлого года совершенно не означают, что в январе 2000 года он писал свои статьи по моему заказу и под мою диктовку.
        Попробую провести аналогию. Предположим, что года через два мы с вами вместе (или пусть не с вами, а, например, с нашей общей знакомой Людмилой) окажемся в одной структуре и у нас будет сотрудничество и прекрасные личные отношения. Почему нет? В жизни все возможно, тем более, что я человек не мстительный и не обидчивый.
        Однако из всего сказанного, как мы с вами понимаем, вовсе не будет следовать, что абсолютно все, что вы (или Людмила) пишете сейчас и писали до этого, проходило под мою диктовку. С господином Кагарлицким у нас в январе 2000 года была во многом похожая ситуация. Ведь в конце концов, некоторые вещи, которые и вы, господин Греченевский, сейчас публикуете в своей книге, - это отчасти навеяно нашей с вами перепиской. Но вы ведь не мой агент - мы-то с вами это точно знаем. Хотя кое-кто, я этого не исключаю, наверное, может считать иначе.

        С уважением,
        А.Суриков


Дата: 12.05.06 08:01
От кого: Олег Греченевский [[email protected]]
Кому: 'anton_surikov' [[email protected]], [[email protected]]
Тема: RE: О главе 28

        Здравствуйте, Антон Викторович!
        Я рад, что у Вас нашлось только одно возражение по поводу 28-й части моей книги — значит, все остальное у меня там написано правильно!... (шутка)
        Давайте теперь разберем эпизод со статьей Кагарлицкого.

        1. Вы прямо признали, что имели некоторое отношение к этой статье — и Борис Кагарлицкий тогда (в начале 2000 года) получил именно от Вас кое-какую информацию ("развернутые ответы"). Статья эта Вас не огорчила — значит, особых искажений Ваших слов со стороны Кагарлицкого там нет.

        2. Кагарлицкий потом (в 2002 году) стал директором ИПРОГ по Вашей рекомендации. Разумеется, ничего необычного тут нет — ведь в его статье о Вас не говорится ничего плохого!
        Кагарлицкий ведь там только написал, что Вы помогли летом 1999 года организовать вторжение отряда Басаева (2000 боевиков) на территорию России. То есть Вы лично сначала помогли развязать войну в Дагестане, а потом она уже плавно переросла во вторую войну против Чечни... Подумаешь, большое дело — еще несколько десятков тысяч человек были убиты только для того, чтобы к власти в России в 2000 году пришла ваша чекистская мафия!
        В приличных странах дают пожизненное заключение за гораздо меньшие преступления — а у нас такими провокациями только похваляются в газетах...

        Нет, я все же не думаю, что мы с Вами когда-нибудь "окажемся в одной структуре" ... Боюсь, что для личной дружбы у нас с Вами тоже найдется мало общего. Я никогда не буду переписываться с Вами в частном порядке — и я сейчас занимаюсь этим только в интересах общества и только для публикации.
        Но все равно — большое спасибо за Ваши откровенные ответы!
        Всего доброго. О.Греченевский.


Дата: 12.05.06 11:48
От кого: anton_surikov [[email protected]]
Кому: Олег Греченевский [[email protected]], [[email protected]]
Тема: Re: О главе 28

        Здравствуйте, Олег Николаевич.
        Судя по вашему ответу, вероятно, в своем прошлом письме я недостаточно понятно объяснил некоторые вещи. Попробую это проделать еще раз.
        К статье Бориса Юльевича Кагарлицкого от января 2000 года о так называемом "сговоре" я имею примерно такое же отношение как и к вашим статьям на ту же тему. Да, я тогда подробно рассказал Борису Юльевичу что я думаю о политических перспективах Кавказа, или, например, о том, где за границей и когда я предпочитаю отдыхать. Кое-что из этого в его статье в том или ином виде было использовано им без искажений. На главный вопрос господина Кагарлицкого (как впоследствии и на ваш аналогичный вопрос) о том, была ли так называемая встреча в Ницце или нет, я, как и в случае с вами, отвечать не стал — эта, как вы знаете, наша коллективная позиция. На вопрос господина Кагарлицкого о том, являюсь или являлся ли я сотрудником ГРУ, я, естественно, ответил отрицательно.
        По поводу личной дружбы с вами и господином Кагарлицким я ничего не писал. А насчет того, кто где будет через два года и кто с кем по каким вопросам будет сотрудничать, я призываю вас не зарекаться — в жизни все бывает. Кстати, в переписке с вами я за полгода дал значительно больше информации о себе и о нашей корпорации, чем при общении с господином Кагарлицким за 10 лет нашего знакомства. Но из этого же не следует, что вы пишете под мою диктовку. Также и статья господина Кагарлицкого — в данном случае вы ошибаетесь и не в том месте ищете. Кстати, к так называемой фотографии во второй по счету статье в "Версии" от 4 июля 2000 года я и мои партнеры тоже никакого отношения не имели.
        С уважением,
        А.Суриков


From: Олег Греченевский [mailto:[email protected]]
Sent: Friday, May 12, 2006 12:13 PM
To: 'anton_surikov'
Subject: RE: О главе 28

        Еще раз здравствуйте, Антон Викторович.
        Это, конечно, чисто формальная (и довольно путаная!) отписка — такой ответ.
        Но видимо, никакого другого ответа Вы сейчас дать просто не можете — поэтому нам лучше сворачивать эту дискуссию.
        Насчет того, где я могу оказаться через два года — то я не имею привычки так далеко заглядывать в будущее. На все воля Аллаха! И каждому воздастся за все содеянное...
        Давайте на этой оптимистической ноте и закончим обсуждение 28-й главы — если по другим затронутым там вопросам у Вас нет замечаний.
        Всего доброго. О.Греченевский.